Благодарность
«Спасибо компании за организацию тура в Испанию. В мае 2017 г. обратился в компанию "Вип-турс" с ...»


Ермак Г... Минск

Спасибо
«Спасибо большое вип-турс за подбор тура в Черногорию. Всё сделали ...»


Татьяна Минск

ОАЭ
«Приобретали тур в ОАЭ. Понравилось все. И скорость обработки заявк ...»


Елена Минск

спасибо!
«посетили Малайзию благодаря этой компании. направление тонкое, сло ...»


Аркадий Минск

Израиль
«Очень сложно найти тур в Израиль, где были бы и экскурсии, и спа, ...»


Тамара Борисов

«Обращалась в данную компанию по поводу бронирования билетов на рей ...»


Катерина Минск

«Обращалась в данную фирму уже второй раз по поводу бронирования и ...»


Алена Минск

Спасибо
«Обращалась в компанию Вип-Турс за приобретением авиабилета до Лонд ...»


Ирина Минск

«От тура "Австро-Венгер ская сказка" я осталась под сильным впечатл ...»


Лара Минск

«Получил бесплатную консультацию по турам и купил тур в Австралию. ...»


Георгий... Минск

Галина Кравченко: Если сидеть и плакать, ничего не изменится

Июль 20, 2020

Галина Кравченко: Если сидеть и плакать, ничего не изменится

Любовь БАХУРЕВИЧ

 

 

Бизнес можно вести и в кризис, главное, вовремя перестроитьсясчитает глава туристической компании «ВИП­ТУРС» Галина КРАВЧЕНКО. В 90-­е она основала строительную компанию, которая за десять лет выросла до 4 тыс. сотрудников и строила здание Центробанка России. В пандемию бизнесвумен смогла сохранить туркомпанию и возобновить деятельность в строительстве.

О том, как она пришла в строительный, а затем и в туристический бизнес, почему строить стало проще, а продавать — труднее, и что недопустимо в бизнесе, Галина Кравченко рассказала газете «Белорусы и рынок».

Свой путь я начинала нянечкой в детском саду, когда, окончив 8 классов, переехала в Минск. Мне тогда было всего 16 лет. Отучившись один курс в техникуме на ветврача, решила, что не вернусь туда, ведь все мои братья и сестры уже жили в Минске, один брат — в Тольятти.

Я подумала: «Галя, а ты куда после техникума пойдешь работать? В колхоз!». Конечно, вся семья была против, чтобы я бросала учебу. Я тогда никого не послушала, а маме сказала, что у меня будет образование, и не одно.

Без минской прописки в 16 лет у меня не было большого выбора, кем работать в Минске. Это сейчас все просто, а тогда нет прописки — значит, не можешь работать. Моя сестра была воспитателем в детском саду и смогла уговорить заведующую взять меня на свой лист. Я была нянечкой, посудомойкой, прачкой, мыла коридоры — работала везде, где скажет заведующая. Причем работала не по шесть часов, как положено по закону, а по двенадцать. На мне была большая ответственность, ведь другую работу найти очень трудно, а нужно платить за квартиру. С братьями и сестрами жить тоже не хотелось: там полный контроль.

Когда мне исполнилось 18 лет, заведующая посоветовала пойти на курсы воспитателей. Я так и поступила, но проработала воспитателем всего три месяца, потому что вышла замуж и ушла в декрет.

До трехлетия сына я работала в детском саду, но как-то в руки попала газета с объявлением о курсах бухгалтеров, и я решила пойти. Так в 20 лет я стала помощником бухгалтера в ЖРЭО Первомайского района, но примерно за четыре года дошла до главного бухгалтера в большой польской строительной компании. Первое повышение случилось уже месяца через три, когда директор увидел, как я пашу.

Кстати, не понимаю, когда бухгалтеры жалуются, что им трудно работать. Сегодня кнопку нажал — и все полетело, а когда я начинала, только чтобы сделать баланс, нужно было вести 32 журнала и к каждому по 16 ведомостей, и все это со счетами в руках!

«13 лет работала без выходных»

Учитывая то, что мой первый муж работал за служебное жилье и больших денег не мог заработать, я всегда подрабатывала. Где-то бухгалтером, где-то дворником, где-то уборщицей. Никогда не боялась работы. В одной только школе № 23, сейчас это гимназия, я 13 лет работала дворником по совместительству. Мне хотелось хорошо есть, хотелось, чтобы была машина, дача, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась, поэтому все эти годы прошли без выходных. Конечно, мне во всем помогал муж.

После того как четыре года я отработала в польской компании, мне предложили там должность генерального директора. Но это были 90-е: бандитизм, развал Советского Союза, никто не знал, что и как делать. Страшные времена. Да, сегодня тоже трудно, есть болезнь, но это совсем другое. Нет такого, чтобы люди друг друга ненавидели и уничтожали.

Поэтому я отказалась от предложенной должности. Тогда мне поляки сказали: «Галина, если не хочешь оставаться у нас, открывай свою строительную компанию». Денег они, конечно, дать не могли, зато сразу давали нам работу. И вот я, моя племянница и лучшая подруга открыли компанию «Гражданское домостроение». Не думала, что буду директором.

Я пришла к мужу, все рассказала. Говорю, ты будешь хорошим директором, а я буду хорошим бухгалтером. Он согласился, но пока собирался увольняться, приглядывался, я начала вести дела. Он так и не стал директором, говорил, что у меня все хорошо получается. Так до сих пор у меня все получается. К 2000 году компания насчитывала уже более 4 тыс. человек. Мы построили более 5 тыс. объектов по всему СНГ, но большую часть в России и Польше.

Потом я развелась с первым мужем, но у нас до сих пор хорошие отношения. А через год, в 1998-м, я встретила своего нынешнего мужа. В 2001 году родился сын, и я поняла, что уже устала от строек. Тем более что в бизнес стал входить старший сын.

Я переквалифицировалась на продажу строительных материалов и так работала до 2015 года, пока знакомые не уговорили купить компанию «ВИП-ТУРС»: ее бывший владелец переехал в США.

«Зарплату всегда получаю последней»

Все было хорошо, пока не грянул COVID-19. Конечно, компания все равно работает, у нас два офиса, но обороты уже не те. Возможно, мне, как директору туристической фирмы, не стоит такого говорить, но пока белорусам нельзя никуда ехать. Во-первых, ни одна страна в мире не дает гарантии, что не закроет границы снова. Может случиться, что границу закроют, и никто тебя не заберет. У государства нет денег, чтобы нас вывозить. Во-вторых, вы уверены, что не заболеете за рубежом? К сожа­лению, наши страховки покрывают только незначительные траты.

Из-за того, что туризм сейчас испытывает трудности, с января продаж ноль, я вернулась к бизнесу по продаже стройматериалов. В туризме до пандемии у нас было три офиса и работало около 40 человек, теперь команда уменьшилась. Мы закрыли один офис, часть работы перевели на аутсорсинг, конечно, я добавила себе больше работы, например веду отдел кадров вместо юриста.

Не все всегда было гладко в моих бизнесах за 30 лет, но и тогда, и сейчас я стремилась поддержать работников. Хоть туризм замер и я вынуждена была попрощаться с частью коллектива, я всем выдала зарплату и предоставила время, чтобы найти новую работу. Это ведь люди, нельзя их просто выкинуть.

Вообще, даже в тяжелые времена у нас зарплата больше чем на 15 дней никогда не задерживалась. Да, получали частями, и все 30 лет я получала ее последней, даже если у меня совсем ничего не было. Это моя компания и моя ответственность, я должна быть ко всему готова, а сотрудник пришел на работу, и завтра ему нужно будет купить хлеба. Мое дело это обеспечить.

«В строительстве появилась свобода действий»

Когда я только пришла в строительный бизнес, в 1990 году, женщинам там было особенно трудно. Как говорили поляки, пани должна заниматься кастрюлями. 

При этом я окончила архитектурно-­строительный техникум, потом, чтобы стать главным бухгалтером, — Нархоз (БГЭУ), а затем и БИП, но все равно было трудно в том смысле, что было недоверие к женщинам, непринятие на высоких должностях. 

К тому же я была молода. Сегодня я совсем по-другому выгляжу и намного более уверенно захожу в любые двери, знаю, что сказать. Но всегда мне говорили, что у меня мужской характер, думаю, это и помогло. В моем бизнесе по-другому быть и не могло. С 1990 по 2000 год я была более жесткая еще и потому, что за мной стоял огромный коллектив — более 4 тыс.человек. Я несла ответственность за каждого.

Когда я стала выходить из бизнеса, реструктуризация компании шла в течение года. Количество объектов сокращалось, и часть сотрудников я переводила к своим партнерам, кому-то давала возможность работать, пока для него не найдется другое место.

В строительстве, в принципе, всегда было непросто – всегда были тендеры, все считают свои деньги, а выживает сильнейший, но точно могу сказать, что стройка была, есть и будет. 

С возникновением пандемии стало сложнее, многие компании закрылись, как и в туристическом бизнесе, но даже если проехаться по Минску, видно, что строек много. Из основных отличий ведения бизнеса могу сказать, что в 90-х у людей были деньги, но они не могли купить квартиры, потому что кооперативов было не очень много. Сегодня возможностей больше. Если есть деньги — купил жилье, нет — есть кредитование.

Стало больше свободы выбора как для строителей, так и для людей. С 1990 по 2000 год что Беларуси, что в Нальчике или Воронеже, все кухни и ванные были окрашены темно-зеленой, темно-синей или голубой краской, во всех ванных стены побелены до половины, везде одинаковые неприглядные обои. Сейчас можно выбрать любые материалы, взять жилье без отделки. Если бы не коронавирус, было бы совсем шикарно.

Помню, когда впервые приехала в Минск, была очень восхищена, но все же вокруг была серость. Сейчас красота, много красок. Но я пожелала бы нашему городу больше рекламы. Если бы я была мэром города, Минск светился бы полностью, даже окраины. За границей это очень распространено. Нужно написать мэру, чтобы проехался не только по центру. 

«Винить нужно себя, а не кризис»

Я никогда не позволяю себе оскорбить или унизить сотрудника. Нужно понимать, что он просто твой работник, и в первую очередь — человек. Однако я сама много работаю и других призываю поступать так. Заработать сегодня нелегко, но ленивый никогда не получит больше денег. Уверена, летом на стройке можно получить хорошую зарплату. Не понимаю жалоб, что кого-то притесняют, урезают зарплату. Если ты некачественно делаешь свою работу, которую не примут у твоего нанимателя, как он может тебе хорошо заплатить?

И даже при сложностях, которые внес коронавирус, могу сказать одно: перестраивайтесь. Когда развалился Советский Союз, люди не знали, где брать материалы, чтобы произвести продукцию. Тогда в неразберихе деньги просто сыпались в строительство. Сейчас вроде порядок, но денег не всегда хватает, кроме того, люди стали требовательнее, хотят получить качественный продукт за свои деньги. В этом смысле заработать стало труднее, но это ведь хорошо. Так проекты стали интереснее, ярче, получила развитие архитектура.

Например, в сфере продаж строительных материалов в 2000 году можно было сделать десять звонков и взять десять заявок на поставки. Сегодня, чтобы взять одну заявку, нужно сто звонков. И это классно: конкуренция! Только кирпич в Беларуси изготавливают 58 заводов! И везде цена отличается хотя бы на две-три копейки. Конечно, и качество везде разное.

Вместе с тем с приходом новых технологий, банальных инструментов работа в строительстве стала легче, да и специалистов хороших на стройках стало больше. О чем говорить, если вместо уровня использовали обычную доску.

Сейчас для молодежи открыто много возможностей, надо только не лениться. И самое главное, не ждать, что кто-то придет и за тебя сделает. Да, проблем много и в экономике, до коронавируса она и так была слабая, но если сидеть и плакать об этом, ничего не изменится.

К сожалению, я вижу, что не все хотят работать, но все хотят денег. Летом хороший продажник, который работает на перекупе строительных материалов, может зарабатывать по 2—3 тыс. долларов в месяц. Если он сидит и не хочет лишний звонок сделать, поговорить со своим покупателем, то кто в этом виноват?

Например, я спрашиваю у менеджера, сколько звонков он сделал. Говорит, десять. И при этом не взял ни одной заявки. Я почему-то взяла три заявки, перезвонив тем же клиентам. Просто я ведь говорю с любовью, подвожу человека к тому, чтобы он мне рассказал, в чем он нуждается.

Потому и заводы у нас плохо работают, что там сидит менеджер, который получает 500—600 рублей, и ему все равно, лишних действий он делать не хочет. Но не понимаю, почему в частной компании человек может просто сидеть. Если он принесет деньги своей компании и сам заработает 10 тыс. долларов, разве ему не заплатят?

У себя в компании я обязываю вести учет звонков. Бывает такое, что кто-то сделал 40 звонков за месяц, а я 850. Если человеку что-то мешает работать продуктивно и он просто не знает, что сказать клиенту, мне хочется отправить такого менеджера гулять с чашкой кофе. Поэтому, если что-то не получается, в первую очередь нужно винить себя, а не кризис или нанимателя.

Я, как руководитель, могу сказать, что заплачу больше тому, кто старается, может, у него не всегда выходит, но он стремится работать. Когда я вижу, что человек просто лентяй, я с ним расстаюсь.

«Главное в бизнесе — честность»

На протяжении тридцати лет ведения бизнеса для меня всегда были главными честность и порядочность. На чужих деньгах в рай не уедешь. Если ты будешь обманывать своих партнеров, то в первую очередь навредишь себе. Не важно, в Минске ты работаешь или где-то за границей, — о тебе будут знать все.

Надо быть честным и порядочным по отношению к своему сотруднику, партнеру, к своей стране. По-другому никак. Меня этому научили с детства. Нам это мама вкладывала.

Обязательно уважение к своим сотрудникам. Конечно, команда — это очень важно. Чтобы ее собрать, ты должен быть лидером, причем без звезды во лбу. Нужно прислушиваться к своим сотрудникам, уметь признавать ошибки, извиниться, если был не прав. Я не считаю это унизительным, все мы можем чего-то не знать. Зато это знает кто-то другой в команде.

Кроме того, без команды и я не директор, а просто Галина Алексеевна. С коллективом я лидер, но меня не должны бояться ни в коем случае. Ко мне всегда можно свободно обратиться по любому вопросу или зайти в мой кабинет.

Коллектив очень важен, но сегодня его трудно создать. У меня была такая надежда, что в коронавирус люди изменятся, но вижу, что все равно многие замкнуты, не хотят себя проявлять.

«Самое трудное — начало бизнеса»

По образованию я экономист, но в начале бизнес-деятельности больше знала бухгалтерский учет. И хотя я шустрая, но очень доверчивая, поэтому меня много «бросали». Даже когда я пришла в туризм после долгих лет ведения бизнеса, на мне наживались и «бросали», один раз даже на 26 тыс. долларов. Я ведь была полный ноль в этой сфере. Когда меня стали вызывать в различные органы, я ужасалась, как люди вообще могут так делать?! Все же мне повезло, что хороших людей в моей жизни встречалось больше.

«Гордость — строительство Центробанка России»

Моя гордость — здание Центробанка России, в строительстве которого участвовала моя компания. Всего там работало около 10 тыс. человек, из них 3 тыс. — мои сотрудники. Очень запоминающийся момент — это, конечно, церемония в Кремле, посвященная открытию главного банка России. Мне дали слово, и я стояла рядом с Ельциным и Лужковым. Это была большая гордость, что я, женщина, одна там среди мужчин и внесла колоссальный вклад в дело. 

В Минске мы тоже много всего строили, например первую линию «Кока-колы Бевриджиз Белоруссия». Конечно, для этого я много училась, занималась самообразованием, вникала в детали, и это было интересно. И теперь во всем, что касается строительства и туризма, я могу ответить на любой вопрос.

«Хочу отдать вам миллион долларов»

Однажды я провела эксперимент, и после него сказала, что в моей компании подобного никогда не должно произойти. Я оделась, как самая простая женщина, не наносила макияж, взяла клетчатую сумку, набила ее бумагой и пошла в одну туристическую компанию.

Там я простояла минут пять, никто даже внимания на меня не обратил, потом начали коситься. Мне пришлось самой сказать, что я хочу отдохнуть. И тут произошло то, чего я терпеть не могу в туристическом бизнесе: у меня в лоб спросили, на какую сумму я рассчитываю.

Я сказала, что на миллион долларов, который лежит у меня в сумке. С ухмылкой у меня поинтересовались, зачем я тогда сюда пришла? Говорю, тебе его отдать хочу, отправь меня отдох­нуть на миллион долларов.

Подобное обращение я запрещаю своим сотрудникам. Даже если у человека есть 10 долларов, ты должен предложить ему то, что можешь. Конечно, в Турцию за такую сумму не отправишь, но за 10 долларов можно предложить человеку место в двухэтажном автобусе с экскурсией по Минску. Это тоже отдых.

Для того чтобы продать, ты должен сначала предложить человеку чаю, кофе, может, воды. Нужно поинтересоваться, что бы он хотел получить от отдыха, какой отдых любит, какая локация его интересует, сколько звезд в гостинице. Это сервис и бизнес, и я планирую это развивать, не останавливаясь.

  Отзывов: 0
Ваше Имя:


Ваш отзыв:Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.

Оценка: Плохо           Хорошо

Введите код, указанный на картинке:



Подробнее